Пресс-конференция Посла РФ, Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО А.В.Шульгина

ПОДЕЛИТЬСЯ:

О пресс-конференции Посла, Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО А.В.Шульгина

28 ноября с.г. в Постоянном представительстве Российской Федерации при ОЗХО была проведена пресс-конференция для российских и иностранных журналистов, посвященная предварительным итогам 24-й сессии Конференции государств-участников (КГУ) Конвенции о запрещении химического оружия.

С российской стороны в ней, помимо Посла, Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО А.В.Шульгина, принимали участие заместитель главы межведомственной делегации на КГУ В.И.Холстов, а также начальник войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-лейтенант И.А.Кириллов.

Брифинг получил широкое информационное сопровождение.

ПОДРОБНЕЕ НА САЙТЕ ПОСОЛЬСТВА РФ

Вступительное слово Посла, Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО А.В.Шульгина на пресс-конференции, посвященной предварительным итогам 24-й сессии Конференции государств-участников (КГУ) Конвенции о запрещении химического оружия.

Добрый вечер, уважаемые Дамы и Господа, коллеги!

Начинаем нашу пресс-конференцию, посвященную проходящей в Гааге Конференции государств-участников химической конвенции (КГУ), высшего органа нашей организации.

Хочу представить участников этой Конференции.

Меня зовут Шульгин Александр Васильевич, я Постоянный представитель Российской Федерации при Организации по запрещению химического оружия. По левую сторону от меня Игорь Анатольевич Кириллов, начальник войск РХБЗ Министерства обороны Российской Федерации, по правую – Виктор Иванович Холстов, руководитель Центра аналитических исследований по КЗХО и КБТО при Минпромторге России.

Работа Конференции приближается к концу, самое время подвести первые итоги. Думается, что нынешняя Конференция запомнится, прежде всего, принятием консенсусом двух проектов решения – западной «тройки» – США, Канада, Нидерланды, а также России – об актуализации контрольных списков из приложения к химконвенции.

Впервые за все время существования химконвенции (открыта была к подписанию еще в далеком 1993 году) реестр подконтрольных конвенции отравляющих веществ пополняется новыми группами смертельно опасных химикатов.

Помимо представленных западной «тройкой» двух семейств абстрактных отравляющих веществ, которые на Западе именуют «новичками», это их терминология, добавлены еще два семейства отравляющих веществ. В одном представлен химикат, который нарабатывался и изучался в секретных лабораториях НАТО (об этом в свое время, как вы помните, заявлял президент Чехии М.Земан). Еще одно семейство, на включение которого в список мы настояли, охватывает несколько сотен химикатов, разработанных и запатентованных в США в качестве химического оружия в 70-80-х годы прошлого века. Эти вещества должны были быть объявлены американцами еще на завершающем этапе разработки Конвенции, но они тогда этого не сделали.

Развязка проблемы со списками – это, безусловно, положительный момент. После длительного периода ожесточенной конфронтации здесь в Гааге, на площадке ОЗХО, наконец-таки Россия и США показали, что наши делегации еще не разучились договариваться.

Вместе с тем, серьезным камнем преткновения на Конференции стал вопрос о принятии программы и бюджета Организации на 2020 год.

Мы подтвердили свои возражения против т.н. омнибусного проекта программы бюджета, подготовленного Техсекретариатом. Почему? Потому что в нем были растворены расходы на т.н. атрибутивную деятельность, которую мы считаем нелегитимной (она нарушает химическую Конвенцию, наносит ущерб исключительным прерогативам Совета безопасности ООН).

Другой изъян этого омнибусного проекта – использование в нем кассовых остатков за предыдущий год без согласия на то всех государств-участников, что является грубым нарушением финансовых правил нашей Организации.

Нас поддержали представители Китайской Народной Республики, которые тоже негативно оценили эту программу и бюджет.

Только что прошло поименное голосование, мне принесли результаты. За омнибусный проект подали свои голоса 106 делегаций, 19 высказались против, 17 – воздержались и 11 вышли из зала.

Сказалась, видимо, недобросовестная кампания, проводимая нашими оппонентами, которые пытались создать впечатление, будто Россия и Китай «перекрывают кислород» Организации, не позволяют ей успешно функционировать в будущем.

Вы знаете, если проанализировать результаты голосования, то видно, что более 1/3 государств, которые принимали участие в Конференции, не стали ассоциировать себя с решениями по программе и бюджету ОЗХО.

Разве это нормально, если мнения почти 1/3 государств игнорируется? Что и говорить, прискорбно, когда некоторые государства навязывают остальным решения, предполагающие вытягивание из них денежных средств на финансирование сомнительных начинаний, предпринимаемых в узкокорыстных интересах отдельных групп государств.

Позиция российской стороны и простая, и понятная, мы готовы и дальше финансировать Организацию при условии, если деньги выделяются на конвенционную деятельность, то есть на ту деятельность, которая разрешена по Конвенции.

Свидетельством такого конструктивного настроя Российской Федерации является тот факт, что мы перечислили свой национальный взнос за этот год в бюджет Организации за вычетом части кассовых остатков за предыдущий период времени, которые направляются на финансирование атрибутивных начинаний в ОЗХО.

Проведению нынешней сессии Конференции предшествовало появление в ведущих СМИ западных стран целой серии публикаций по поводу махинаций в ОЗХО с подготовкой доклада миссии по установлению фактов применения химического оружия в отношении химического инцидента, случившегося в сирийском городе Дума 4 апреля 2018 года.

Кроме того, 18 ноября, на имя всех государств-участников Конвенции поступило открытое письмо группы ученых и общественных деятелей, включая самого первого Генерального директора Техсекретариата ОЗХО, господина Ж.Бустани. В нем содержался призыв к руководству Организации разобраться со сложившейся ситуацией, провести в этой связи брифинг с участием всех членов спецмиссии, которая работала по инциденту в Думе, как бывших, так и ныне действующих.

Видимо, в этой связи постоянный представитель США в ОЗХО устроил сегодня утром, мягко говоря, оживленную дискуссию на КГУ. Выдвинул в адрес России и Сирии необоснованные обвинения, договорился до того, что Российская Федерация, оказывается, «не выпускает из своих объятий химическое оружие» и что она помогает сирийскому правительству творить свои грязные делишки с химическим оружием, спрятавшись в каком-то темном углу. Ну, если говорить о том, кто «не выпускает из своих объятий химическое оружие», то это точно не Российская Федерация. Тот, кто в действительности «не выпускает его из своих рук», это как раз сами Соединенные Штаты Америки. Мы, российская сторона, привержены Конвенции, скрупулёзно соблюдаем ее положения и досрочно выполнили свои обязательства по ликвидации остававшихся от СССР арсеналов химического оружия. А вот наши американские коллеги копошатся, затягивают процесс ликвидации химического оружия, ссылаются на различные причины, финансовые, технологические. Но эти отговорки выглядят «притянутыми за уши».

Постпред США, видимо, комментируя новые разоблачения в прессе, о которых я упомянул, заявил о необходимости всецело доверять высочайшим профессионалам, работающим в ОЗХО. Они, мол, люди проверенные, работают объективно, непредвзято.

В этой связи я обратил внимание собравшихся, когда использовал право на ответ, что вот американский представитель восторгается экспертами МУФС. Но почему же в таком случае Технический секретариат отдал предпочтение и доверился в том, что касается окончательных выводов доклада по Думе (о якобы воздушном ударе с использованием начиненных хлором баллонов). Не инспекторам спецмиссии ОЗХО, а каким-то трем неизвестным, якобы независимым экспертам со стороны, которые и выдали на-гора это заключение. Не потому ли это произошло, спросил я, что среди экспертов МУФС, которым призывал доверять господин постпред США, нашлись все-таки совестливые люди, которые побывали на месте в Думе и сделали наблюдения, выводы, расходящиеся с ожиданиями тех стран, тех государств, которые, видимо, были заинтересованы в раскручивании версии о причастности к случившемуся в Думе сирийских законных властей. Для чего? Да в качестве алиби своей вооруженной акции против суверенной Сирии, а именно, ракетного удара, нанесенного США, Великобританией, Францией в ночь на 14 апреля 2018 года.

Я также предложил участникам КГУ подумать еще над таким вопросом – Технический секретариат, как вы поняли, сослался на мнение не экспертов МУФС, а трех якобы независимых экспертов со стороны. Российская Федерация дважды обращалась в Технический секретариат с просьбой обнародовать результаты баллистических экспертиз, которые позволили вот этим якобы независимым экспертам сделать вышеназванные выводы о воздушной атаке с использованием баллонов, наполненных хлором.

Первый раз нам отказали, заявив, что не могут подвергать опасности жизни этих независимых экспертов. Мы тогда сказали: нас не интересуют личности этих экспертов, упаси Господи. Что нам нужно, так это посмотреть на сами выкладки, проверить их с научной точки зрения. Направили повторный запрос. Ждали очень долго. Наконец, с грехом пополам нам прислали ответ и опять ссылаются на то, что не могут раскрывать личности экспертов. Как по русской пословице получается «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Мы просим дать баллистические экспертизы, а нам говорят: «Мы не можем раскрывать личности экспертов». Заколдованный круг.

Короче говоря, вот такая складывается ситуация. Выступая сегодня, я сказал, что в связи с систематическим отказом Техсекретариата удовлетворять наши запросы, можно сделать два предположения. Первое – это, что экспертизы баллистические, химические, какие угодно, – настольно убогие, что любому мало-мальски подкованному эксперту станет ясно, что все «шито белыми нитками». А второе предположение еще хуже – возможно никаких международных независимых экспертов и не существовало, что это какая-то фикция, воображаемые персонажи, которых сюда приплели просто для того, чтобы придать весомость вот этому вердикту спецмиссии о воздушном ударе, к которому якобы причастны сирийские войска, использующие хлор.

Примечательно, что никто из наших обычных оппонентов в этот раз не взялся нам возражать, никаких доводов не приводили. Вот, знаете, в отличие от наших американских коллег, которые сотрясают воздух лозунгами, держат в своих объятиях химическое оружие, чуть ли с ним не целуются, мы-то приводим конкретные факты, а на конкретные факты, как видно, ответов нет.

Что делать дальше в этой ситуации?  Скандал-то набирает обороты. В отличие от американского посла, который, как вы помните, сравнил Техсекретариат с маленьким островком посреди бушующего океана, я предложил не драматизировать ситуацию и поступить иначе.

Не надо нагнетать страсти, рассуждать о штормовой погоде, о сердце циклона, где якобы находится бедный Техсекретариат. Давайте лучше взглянем на ситуацию иначе. Давайте посмотрим на Технический секретариат и вообще на всю ОЗХО как на наш общий дом. Именно к этому призывает нас генеральный директор Технического секретариата. Общий дом, куда мы все, государства-участники, можем прийти со своими наболевшими вопросами и постараться решить их.

Встает вопрос –  есть ли сейчас проблема, связанная с функционированием нашей Организации? Да, конечно, есть. С одной стороны, три якобы независимых эксперта, которых скрывают, и результаты экспертизы нам не показывают. А с другой стороны, десятки специалистов, признанных авторитетов с замечательной международной репутацией во главе с профессором Робинсоном обращают внимание на кричащее несоответствие между выводами доклада МУФС и реальным положением дел.

Я напомнил, что мы в свое время предлагали провести брифинг всех экспертов МУФС, которые ранее работали, или сейчас продолжают работать в составе Техсекретариата и которые выезжали на место в Думу, чтобы во всем разобраться. Мы в числе прочего вносили такое предложение еще и потому, что наши военные нашли сирийцев – невольных участников провокации, запечатленных в ролике «Белых касок». Прямо в апреле 2018 года мы привезли в Гаагу этих свидетелей, которые выступили в штаб-квартире Организации по запрещению химического оружия, рассказали, как было все на самом деле.

А что же вот эта спецмиссия, ее окончательный доклад от 1 марта? О брифинге в ОЗХО с невольными свидетелями как-то упоминают, придают какое-то значение? Нет и нет. Просто отмахнулись как от факта, который не вписывается в ту картину, которую нужно было создать.

Помнится, когда мы предлагали провести вышеуказанный брифинг, встал опять американский посол и заявил, что никогда не допустит здесь, в Гааге, воспроизведения сталинских процессов  30-х годов с запугиванием и перекрестными допросами.

Ну, послушайте, если американцы так уж боятся российского представителя на этих слушаниях, на этом брифинге. То, ради Бога, можно подумать и о другом формате. Пусть, например, генеральный директор, как некоторые здесь предлагают, встретится с группой экспертов, бывших и настоящих, спецмиссии, но в присутствии международных независимых наблюдателей из различных стран, может быть за исключением пяти государств – постоянных членов Совета безопасности ООН.

Словом, вариантов много, была бы только добрая воля. Зато бездействие крайне опасно. Мы просто загоним болезнь внутрь. И доверие к будущей продукции Техсекретариата – будь то доклады спецмиссии по установлению фактов применения химического оружия или же доклады Группы по расследованиям идентификации (атрибутивной группы) – доверие будет изначально подорвано.

В общем, нужно действовать. Мы рассчитываем, что ситуация так или иначе будет рассмотрена. Важно это сделать хотя бы потому, что цена ошибки экспертов МУФС чрезвычайно велика. От нее зависит международная безопасность.

И, наконец, последнее. Россия с группой своих единомышленников выступает на этой конференции государств-участников с сильным заявлением о необходимости активизации борьбы с химическим терроризмом. Проблема связана с тем, что недобитки из числа боевиков ИГИЛ получили опыт обращения с химикатами, имеют такие химикаты на руках и могут совершать акты химического терроризма, в том числе и в тех странах, куда они возвращаются.


ПОДЕЛИТЬСЯ: