Перевод статьи нидерландской газеты “Het Parool” – Русская версия «День-D»

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Перевод статьи опубликованной нидерландским журналистом Joost Bosman в газете «Het Parool». 
С оригиналом статьи можете ознакомиться по ссылке.

Без Красной Армии Западная Европа была бы освобождена от немцев намного позднее. Или не была бы освобождена вообще. Сразу же после Дня-D началось наступление Советского Союза, чтобы изгнать Гитлера. За высокую цену.

Joost Bosman  21 июня 2019, 12:37

В России поставлено множество памятников в честь этой героической борьбы. Ни одна страна мира не принесла столько человеческих жертв во время второй мировой войны. Поэтому большинству русских понятие день-D мало о чем говорит. Многие даже не слыхали об этой операции. А если и знают о ней, то преобладает мнение, что высадка в Нормандии и последующие события преувеличены по своей важности по сравнению со вкладом Советского Союза в разгром нацистов.

Возможно признанию исторических заслуг мешал период «холодной войны». Но цифры ужасают. Более 10 миллионов солдатов Советской Армии погибло на восточном фронте. Для сравнения, это более чем в шесть раз превышает полтора миллиона человеческих потерь со стороны армии союзников на западном фронте.

Если смотреть со стороны России, то именно русские принесли самые большие жертвы и освободили Европу от гитлеровского ига. Великая Отечественная война (как называют русские и другие жители бывшего Советского союза вторую мировую войну) – до сих пор является святыней в России.

От Сталинграда до Берлина

Заключенный с Германией пакт о ненападении просуществовал недолго. В 1941 году началась операция «Барбаросса». 150 немецких дивизий, в том числе 3300 танков и 2700 самолетов, двинулись на восток, уничтожая все на своем пути. Перелом наступил в Сталинграде. Это стоило советской стороне 1,2 миллиона жизней. Но с того момента роли поменялись и немецкая армия стала отступать. 22 июня 1944 года, 75 лет назад, началась операция «Багратион», в результате которой советские войска освободили Беларусь и восток Польши. В мае 1945 года красный флаг развевался над зданием рейхстага в Берлине.

‘Русские устали от войны’

Вторая мировая война сделала 96-летнего ветерана Константина Шарова борцом за мир. ‘Голландцы, пожалуйста, возьмите инициативу в свои руки.’

Вторая мировая война все-таки стала для Константина Шарова неожиданностью. Ведь у Советского Союза был подписан договор о ненападении с гитлеровской Германией. “Для страны великих писателей Гете и Шиллера было очень нецивилизованно начать войну против нас, несмотря на договор”, холодно говорит ветеран-долгожитель.

Шаров родился в 1923 году в Горьковской области (теперь – Нижний Новгород). Когда немцы 22 июня 1941 года напали на Советский Союз, он был подростком. Он стал курсантом военного училища, располагавшегося в приволжских степях.

“Наш адмирал сказал нам: мы должны отстоять Сталинград, иначе мы проиграем всю войну. Нас, обученных летчиков, послали на полтора месяца в специальное пехотное училище. В конце концов я попал в военную разведку. Мы очень гордились этим, хотели воевать где угодно.”

Путь на фронт был тяжелым, рассказывает Шаров, потому что шли пешком. Но дух был на высоком уровне. “Шагая, мы пели патриотические песни.” Бои начались сразу же по прибытии. Осколками гранаты Шарова ранило в правую руку. Он больше не мог держать винтовку. Командование отправило его в госпиталь за Урал. Он выздоровел и в 1943 году вернулся на фронт, на этот раз в танковую бригаду, которая активно участвовала в боях за Сталинград, освобождении Курска и переправе через Днепр на Украине. После чего бригада продолжила воевать в Беларуси. Шаров: “Там мы потеряли много людей и техники. Зимой 1944 года шли тяжелые бои.”

Военнопленные

“После Польши мы дошли до Германии. Один из наступательных маршей был длиною более 550 километров. Пешим ходом! 2 мая 1945 года мы атаковали Берлин с запада, со стороны Магдебурга. В городке Бург нам сдались в плен последние немецкие военные. Мы взяли в плен 1350 человек. Так кончилась для нас война. Героических поступков мы не совершали, это был просто наш долг,” скромно говорит Шаров.

Чтобы внести вклад в борьбу за мир после войны, Шаров долгие годы работал в Союзе российских ветеранов. Только пять лет назад он прекратил эту работу. “Моя супруга сказала, что хватит уже,” улыбается Шаров, посылая ласковый взгляд в сторону своей (второй) супруги. “Она не только ухаживает за мной, но вдохновляет меня каждый день.”

Во время разговора жена ветерана не отходит от него и наливает нам чай. Как только интервьюер начинает торопиться, она строго призывает его к порядку: “Константин Михайлович сам сейчас об этом расскажет.”

Союз ветеранов более не существует. “Но я надеюсь, что его создадут заново,” говорит Шаров. “Нам нужно найти способ как понять друг друга. Россия никогда не нападет на Европу. Мы уже потеряли столько миллионов жизней. Русские устали от войны, мы знаем ей цену.”

А что он думает: был ли день-D действительно необходим или Красная Армия могла бы разгромить врага и своими силами? Бывалый военный чуть колеблется. “Я думаю, мы могли бы и сами одолеть врага. Но какой ценой? С нашей стороны было бы намного больше погибших.”

После войны Шаров несколько раз побывал в США, чтобы поговорить с американскими ветеранами и прочесть лекции о советской стороне второй мировой войны. Он все еще немного понимает по-английски и говорит, что всегда мог отлично общаться с американцами и европейцами.

Взять инициативу

Те не менее, Шаров считает, что в теперешнем конфликте между Западом и Россией –  который разгорелся после аннексии Россией Крыма и войны на Востоке Украины – прежде всего виноват Запад. “Во-первых требование к России прекратить строительство Северного потока-2 (газопровод из России в Германии через Балтийское море, ред.). Но мы просто хотим продавать газ без политических игр, как они говорят в Европе.”

Шаров обращается с особой просьбой к Нидерландам: “Американцы хотят наказать Россию любой ценой. Мы так долго хорошо сотрудничали с Нидерландами. Жители Нидерландов, пожалуйста, возьмите инициативу в свои руки, чтобы улучшить отношения между Россией и Европой.”

‘Русские устали от войны’

Петр Саган, 92-х лет, был в рядах Красной Армии, когда она с 1943 года гнала немцев на запад, и когда его танковый батальон въехал в Берлин. Как один из немногих живых сегодня ветеранов он может рассказать о том времени.

Когда Красная Армия освободила в 1943 году город Курск, Петр Саган получил повестку. Его зачислили в артиллерию и в течение трех месяцев готовили к боям на передовой. Он был самым молодым командиром орудийного расчета. “Перед каждым боем нам наливали сто граммов водки, чтобы заглушить страх. Но когда со всех сторон идет огонь, страх исчезает сам. Когда сосредоточен на цели, о страхе уже больше не думаешь.”

Ветеран имеет множество медалей, полученных за отвагу в Великой Отечественной войне. С гордостью он показывает подстаканник из серебра и золота, “Получил от Путина на свой девяностолетний юбилей,” улыбается ветеран. Он показывает и поздравительную открытку за подписью президента.

Феноменальная память

“После Курска, Орла и Сталинграда началось освобождение Украины. Мы форсировали правый берег Днепра. Лодок у нас не было, мы делали плоты из дерева и бензиновых бочек, устанавливали на них нашу артиллерию и переправлялись через реку. Большая битва, потери были огромные. Мы освободили Киев, город лежал в руинах, как и все другие города.”

После чего Красная Армия продолжила свой победный марш. Были освобождены Беларусь, Литва, Латвия, Эстония, Польша и Кенигсберг (теперь – Калининград). Сагана ранило осколком гранаты в ногу. Но потом он вернулся на фронт. “Мы все освободили,” говорит он.

Саган сохраняет свои воспоминания о войне живыми, запечатлевая их в стихотворной форме. Иногда он выступает по сорок пять минут подряд. Он рассказывает всем интересующимся о войне и читает свои стихи. Наизусть. Несмотря на его почтенный возраст, его память феноменальна. И во время разговора всплывают строчки из его стихов:

[прим. пер.: перевод произвольный, не в стихотворной форме, может не совпадать с оригиналом]

“Вот 70 лет как кончилась война

Но время не может победить

славу череды тех лет

Хоть внуки и переросли дедов своих

Которые еще пока живут

Пройдя военные бураны, бессменно вахте трудовой,

Стареют наши ветераны, редеет их железный строй.

Болят их раны, давят тяжким грузом на плечи их ”

Саган явно взволнован, когда он произносит эти строки, и смахивает слезу. Война присутствует в его жизни каждый день. Так он до сих пор живо помнит марш на Берлин.

Противостояние было не на жизнь, а на смерть. С советской стороны было задействовано 6250 танков. Число жертв этой битвы оценивается в 200.000; 81.000 советских солдат погибли или пропали без вести, против 88.000 немцев.

“Стреляли везде, мы запускали наши «Катюши». Город был разрушен, не было ни света, ни воды, ни продуктов. Наши солдаты начали готовить на улицах еду для женщин и детей. Нам было запрещено мстить жителям Берлина, они ведь были не виноваты.” Тем не менее, было и множество изнасилований, как пишется в книге «Женщина в Берлине» Анонимного автора (псевдоним женщины-автора).

Его самое яркое воспоминание о последней битве? Саган не сомневается ни минуты. “В подвале я увидел ребенка, ему было где-то годик или два. Он сидел рядом с матерью, убитой при бомбежке. Эта картина пробрала меня до глубины души. Я поднял ребенка и передал его офицерам.” Рассказывая об этом, ветеран не может сдержать слезы.

Никогда не видел шариковой ручки

“Мне дали приказ восстановить, вместе с тридцатью военнопленными, хлебозавод. Мимо прошли женщина с ребенком. ‘Ханс, Ханс!’ стала она кричать вслед одному из заключенных. Это был ее муж, которого она не видела долгое время. Они обнялись со слезами. А что мне было делать?. ‘Weg, nach Hause!’ закричал я, они пошли. Женщина посмотрела на меня и обняла меня. Потом они ушли.”

“Когда мы встретились с американцами на Эльбе, я в первый раз увидел темнокожего человека. Мы обнялись и обменялись сувенирами. Я подарил ему немецкие трофейные часы и зажигалку. Он подарил мне карманный фонарик и карандаш. Я подумал: что мне делать с карандашом? У нас тоже были карандаши. Потом оказалось, что это шариковая ручка. Я их до тех пор никогда в жизни не видел.”

Как гражданин СССР Саган не смог посетить Берлин. Но в 2015 году он присутствовал в Лондоне на торжествах в честь 70 лет окончания войны. Там он прочел одно из своих стихотворений:

[прим. пер.: перевод произвольный, не в стихотворной форме, может не совпадать с оригиналом]

“…смерть их косит, тревожат фронтовые сны,

Все меньше нас, кто гордо носит медаль участника войны.

Страдания и боль не заглушены

И давят тяжким грузом годы

Дайте нам жить уместно и достойно

НАТО, оставьте нас, пожалуйста, в покое ”

Перевод: Э. Тетсман


ПОДЕЛИТЬСЯ: